Арктика – Это Северный Ледовитый океан, который большую часть времени, а в некоторых акваториях и постоянно, покрыт льдом. Поэтому изменение климата Арктики имеет принципиальное значение как для проживания людей в этом регионе, так и для осуществления ими любых хозяйственных операций, будь то какие-либо виды морской деятельности или работа на шельфе. Но только ли для людей так важно изменение климата? Не меньшее, а может, и большее значение потепление имеет для животных, и, в частности, белых медведей.

Мы видим, что на протяжении всего ХХ столетия Арктика нагревалась, становилась теплее. Заметный пик потепления был отмечен в 30-40-е годы, следующее потепление, значительно превосходящее этот пик, началось в 80-х годах и продолжается до сих пор. По данным как космических, так и наземных наблюдений очевидно, что происходящее потепление выражается, в том числе, и в сокращении площади льда в целом.

Лед имеет сезонные размеры. Зимний максимум — это примерно 16 млн. кв.км, при том что площадь всего Северного Ледовитого океана составляет 18 млн. кв.км, то есть практически весь океан в этом случае покрывается льдом. А минимум отмечался в 2007 году и составлял около 5 млн. кв. км. Сокращение площади льда оказывает существенное влияние на белых медведей и многие географические популяции из-за этого, как говорят ученые, находятся «в стрессовом состоянии».

Наблюдая за поведением белых медведей, они отметили, что этот вид подвержен воздействию изменения климата и сокращения площади льда более всего в российском секторе Арктики. В Канадском и Западно-Гренландском секторах арктического архипелага медведь чувствует себя лучше – потому что и многолетних льдов там сохраняется больше. Почему это происходит? Дело в том, что в европейской части России, особенно в Сибири, находится очень много крупных рек, впадающих в моря Северного Ледовитого океана. С их мощным выносом в океан поступает много теплых и пресных вод, в результате чего происходит опреснение океана и, как следствие, повышение его температуры. Наша арктическая зона включает в себя также обширный континентальный шельф, то есть зону мелководья — именно в этих районах лед исчезает в большей степени. Из-за этого традиционные места обитания белых медведей, оптимальные для их образа жизни, сокращаются с очень большой скоростью, и медведь вынужден уходить в высокую Арктику, на глубоководье.

Это влияет и на успех размножения вида. Например, беременные самки могут уйти с дрейфующими льдами за предел континентального шельфа, в летний период успешно охотиться там, но осенью, в связи с тем, что похолодание и замерзание океана наступает теперь позже, они могут не успеть вернуться на берег, чтобы залечь в берлоги. А если не успеют, смогут ли они обеспечить себя кормом во льдах высокой Арктики, где большие глубины океана и другая биологическая продуктивность, будут ли они смещаться в какие-то другие географические районы? Как медведь приспособится к условиям охоты в приполюсных глубоководных районах, насколько там для него доступна добыча и сможет ли он обеспечить свое выживание в этот эволюционный период времени? Насколько происходящие в Арктике изменения могут отразиться на благополучии вида в целом, а не только на его географических популяциях? На все эти вопросы ученые систематически ищут ответы. Сегодня ясно одно: опасаться, что белый медведь может исчезнуть как вид, не имеют под собой почвы. В истории существования белого медведя такие периоды потепления с сокращением ледового покрова уже случались. И этот вид такие периоды в течение своей эволюционной жизни благополучно переживал. То есть можно сказать, что адаптационный потенциал у белого медведя достаточно широк, хотя это не отменяет необходимости изучать условия его существования и помогать ему выживать с меньшими «стрессами».

К тому же белый медведь сам может помочь нам получить информацию о том, что происходит с Арктикой в целом. Этот символ полярных широт в силу своего положения в экосистемах, в трофических (пищевых) цепях, является индикатором того, что в них происходит, начиная с самого дна. Вот, скажем, в арктические системы поступают загрязнения — например Гольфстрим приносит их с берегов Америки и Европы, наши реки дают свой слив – и все это аккумулируется на дне океана. Бентос, то есть организмы, обитающие на морском дне, получают эти загрязнения, и затем они попадают к тем, кто кормится бентосом – к моржам, рыбе, тюленям, а уже от них – к белому медведю.

Таким образом, медведь может рассматриваться как индикатор состояния Арктики в целом: климата, океана, льда, биосферы. Если вид «белый медведь» благополучен, значит – и вся экосистема благополучна, если с белым медведем что-то не так, это уже сигнал к тому, что что-то не так со всей экосистемой. И ученые, постоянно осуществляя мониторинг жизнедеятельности белого медведя, стремятся понять, как не только медведю и всему животному миру Арктики, но и человеку жить и выживать в условиях постоянно меняющего климата, вовремя уловить возникающие проблемы и предложить пути их решения.