Председатель Госкомиссии по вопросам развития Арктики, заместитель Председателя Правительства РФ Дмитрий Рогозин ответил на вопросы «Российской газеты» о том, какие приоритеты в освоении сурового региона сегодня наиболее важны, какие проблемы предстоит решить и сказываются ли санкции на их решении.

— Какие приоритеты в освоении Арктики можно считать государственными?

— Они определены в Стратегии развития Арктической зоны РФ на период до 2020 года. Приоритетами для нас являются социально-экономическое развитие арктических территорий, развитие науки и технологий, создание современной информационно-телекоммуникационной инфраструктуры, обеспечение экологической безопасности. А также развитие международного сотрудничества при четком соблюдении национальных интересов России.

Что стоит за этими сухими строчками документов? Расшифрую: Арктика — это уникальная часть нашей страны. С одной стороны, там сосредоточены колоссальные ресурсы, позволяющие развивать экономику России. С другой- это суровый, холодный край, охватывающий 8 субъектов, входящих в 4 федеральных округа, малонаселенный, со слабой инфраструктурой. Так сложилось, что цивилизационное и промышленное освоение Арктики происходило в короткие по историческим меркам сроки. Не считаясь с природными условиями, не думая о комфорте и материальной выгоде, волей советских людей в суровых условиях вечной мерзлоты создавались промышленные центры.

Сейчас наступили новые времена. Мы стремимся к тому, чтобы жизнь людей в Арктике не отличалась по безопасности от любой другой точки страны и была достаточно комфортной. Жители российской Арктики должны быть уверены в своей экономической и социальной перспективе, они не должны быть оторванными от культурной, социальной, общественной жизни всей страны. Это и качественное медицинское обслуживание, и возможность получить образование и профессионально самореализоваться.

Связь и Интернет, ставшие неотъемлемой привилегией современной цивилизации, должны быть доступны даже в самых отдаленных населенных пунктах. Люди должны понимать, что помощь в случае необходимости придет быстро. Они должны быть уверены, что попасть, например, в районный центр можно круглогодично, а не только по зимнику. И что дорога до Москвы, Санкт-Петербурга, Владивостока или любого другого города страны по стоимости и времени — это не как полет в космос.

В Арктике международное сотрудничество с Россией не только не прекращалось, но и активно продолжается

Что касается международного аспекта, то мы неукоснительно выступаем за сохранение мира и сотрудничества в Арктике.

— Чтобы жизнь в северных широтах была действительно комфортной, требуются новые технологии — для строительства, энергетики, добывающей промышленности. В чем особенность таких технологий?

— Действительно, главное — это повсеместное использование достижений науки и новых технологий. Ну, и наличие высококлассных специалистов, конечно. Современный уровень развития России позволяет совершить качественный скачок — создавать новые отрасли промышленности, комфортно жить и работать в суровых арктических условиях. Прежде всего — это «зеленые» технологии.

Например, очаговость освоения Арктики в прошлые годы подсказывает необходимость развивать малую атомную энергетику, а также разрабатывать другие экономически обоснованные способы получения энергии и тепла из возобновляемых источников.

Пример тому — плавучая атомная теплоэлектростанция с двумя реакторными установками, которая станет одним из основных источников энергоснабжения Чаун-Билибинского энергоузла Чукотского автономного округа уже с 2019 года. Это мощный инновационный вклад ученых «Росатома» и корабелов Объединенной судостроительной корпорации в новое технологическое освоение Арктики.

Очень востребованы новые технологии строительства и ЖКХ, а также энергосбережения. Опыт строительства в условиях вечной мерзлоты может быть применен и в других северных странах. Эти технологии имеют серьезный экспортный потенциал. Отдельно разрабатываются современные способы получения питьевой воды и эффективного обращения с отходами. Эти технологии приближают нас к освоению доселе нежизнеспособных территорий и даже других планет.

Уже сейчас требуются новые виды пластиков, сплавов, топлива и других незамерзающих технических жидкостей, а также тканей. Нужна работающая в экстремальный мороз электроника, аккумуляторы. Нужен наземный и авиационный транспорт, который могли бы себе позволить не только крупные компании, но и обычные жители. Таким образом, задача нового освоения Арктики мотивирует нашу науку и промышленность ускоренно двигать научно-технический прогресс.

Арктика является естественным полигоном. Те изделия, которые прошли испытания в Арктике и доказали свою надежность, будут работать и в любых других условиях. Это уникальное маркетинговое преимущество — «арктический знак качества». Новое цивилизованное освоение Арктики может стать толчком для всей российской промышленности. Позволит вернуть ей мировую репутацию как высокотехнологичной и надежной.

— Не приведет ли такое активное освоение Арктики к проблемам в области экологии?

— Мы постараемся сделать все, чтобы избежать таких проблем. И для этого необходимо иметь научно обоснованную оценку перспектив и рисков интенсивного освоения Арктики. Например, добычи биоресурсов.

Нужно чувствовать, знать и понимать экологические границы. Все шаги по освоению Арктики должны оцениваться не только на предмет их прибыльности, но и экологической безопасности для будущих поколений. Мы неукоснительно проводим эту политику. Российские компании, в том числе добывающие, разрабатывают экологические программы. Правительство, со своей стороны, ведет постоянный контроль их соблюдения и неукоснительного исполнения.

Мы обязаны через международное сотрудничество, через обмен накопленным опытом, знаниями и наилучшими доступными технологиями защитить уникальную арктическую природу от ущерба, который мог бы быть нанесен в результате бурного хозяйственного освоения.

— Учитывается ли мнение коренных народностей проживающих в арктических регионах?

— Естественно учитывается. На протяжении столетий Россия накапливала уникальный опыт освоения Арктики, благодаря которому удалось сохранить баланс между экосистемой региона и человеческим присутствием.

Коренные народы — это достояние нашей многонациональной страны. У коренных народов на генетическом уровне из поколения в поколение передаются критически важные навыки жизни и работы в арктических широтах.

Мнение представителей общественных объединений коренных народностей обязательно учитывается при выработке решений Государственной комиссии по вопросам развития Арктики. Также налажен прямой диалог по линии Федерального агентства по делам национальностей. Но в этом вопросе нам есть еще над чем работать.

— Российская Арктика развивается по многим направлениям. Есть ли единый государственный орган управления?

— Это непростой вопрос. Как я уже сказал, в так называемую Арктическую зону РФ входит 8 субъектов из 4 федеральных округов. Их границы не совпадают с административно-территориальным делением областей и округов. По этой причине государственное управление этим важнейшим регионом весьма осложнено. Тем не менее указом президента определено, что это все — «арктическая зона», то есть единый объект государственного управления.

Созданная указом президента в 2015 году Государственная комиссия по вопросам развития Арктики является координационным органом — совещанием, собирающимся несколько раз в году для решения социально-экономических задач, касающихся развития Арктической зоны РФ. Функция комиссии — координировать действия министерств и ведомств, законодательных органов, общественных организаций, представителей бизнеса и науки.

В рамках комиссии коллегиально принимаются системные и выверенные решения. Их реализация лежит на отраслевых министерствах, так или иначе связанных с развитием Арктики. Также в Арктике действуют крупные компании.

Таким образом, сформировался баланс интересов и ответственности. Министерства и ведомства реализуют концепцию развития Арктики, исходя из своих функциональных компетенций. Региональные власти, учитывая федеральную повестку, реализуют собственные стратегии. Бизнес — зарабатывает. Комиссия — обеспечивает взаимодействие. Но единого государственного органа управления действительно нет.

— Будет ли создан единый коммерческий «хозяин» Северного морского пути, заинтересованный в увеличении транзита, в повышении регулярности транспортных услуг, в получении прибыли, и, следовательно, в наполняемости бюджета РФ?

— Такая работа проводится. Представители бизнеса, входящие в Деловой совет Государственной комиссии по вопросам развития Арктики, создали консорциум и разрабатывают совместно жизнеспособные модели деятельности такой коммерческой организации.

Думаю, что на форуме «Арктика — территория диалога», который состоится в марте в Архангельске, коллеги расскажут нам о результатах своей работы.

— Движение по Севморпути немыслимо без ледокольного флота. Скажите, какие ледоколы будет строить наша страна?

— Обеспечить круглогодичный проход судов по Северному ледовитому океану, а также обслуживание портов смогут 5-6 атомных ледоколов мощностью 60-110 МВт, 6-8 неатомных ледоколов мощностью 25-30 МВт и 8-10 неатомных ледоколов мощностью 16-18 МВт. Это необходимый минимум.

Сейчас в Арктике уже идет довольно насыщенная экономическая жизнь. А впереди — реализация еще более масштабных планов по освоению природных ресурсов, развитию инфраструктуры и формированию новых логистических маршрутов. Следовательно, спрос на ледоколы и суда ледового класса будет только расти.

Сейчас ведется строительство двух дизель-электрических многофункциональных ледоколов «Новороссийск» и «Виктор Черномырдин» мощностью 16 и 25 МВт соответственно. «Виктор Черномырдин» будет самым мощным в мире неатомным ледоколом. Его спустили на воду в конце прошлого года.

В 2012 году начато строительство серии из трех универсальных атомных двухосадочных ледоколов. В 2016 году спустили на воду атомоход «Арктика», проект 22220, мощностью в 60 МВт. На подходе уже собратья по серии — ледоколы «Сибирь» и «Урал». В 2015 г. построены два многофункциональных ледокола «Мурманск» и «Владивосток».

Также изучается возможность строительства атомного ледокола «Лидер», проекта ЛК-110Я, мощностью 110 МВт, а также строительство многофункционального мелкосидящего атомного ледокола для выполнения подводно-технических работ на месторождениях, расположенных на континентальном шельфе России.

Вообще в акватории Севморпути действуют восемь линейных ледоколов, четыре из которых атомные («50 лет Победы», «Ямал», «Таймыр», «Вайгач»), остальные 4 — дизель-электрические («Адмирал Макаров», «Красин», «Капитан Хлебников» и «Капитан Драницын»).

Также собственный ледокольный флот есть у частных российских компаний, работающих в Арктике.
А вот чего у России реально не хватает, так это серьезных судов технического назначения. Например, нет мощных кранов, буровых судов ледового плавания.

Это очень сложные суда с высокой добавленной стоимостью. Мало кто может строить такие суда, которые способны работать в тяжелых арктических условиях. Это перспективное направление для российской промышленности — такое судно можно использовать в любой акватории мира, но надежность его будет высочайшей.

— Ледоколы по определению имеют очень прочные корпуса. Но ведь и суда, которые они проводят, также должны иметь высокую ледовую категорию. Ведется ли подготовка к строительству таких судов нашей промышленностью?

— Круглогодично в акватории Севморпути могут работать суда с категорией ледовых усилений Arc4 — Arc9, Icebreaker6 — Icebreaker9. Суда с категорией ледовых усилений ниже Arc4 в акватории Северного морского пути могут работать в течение летне-осенней навигации — с 1 июля по 15 ноября.

Под российским флагом в Арктике сейчас ходит около 170 таких судов. Пока этого вполне достаточно. Если грузовая база будет повышаться, то бизнес сам отреагирует и будет строить суда ледового класса дополнительно. Надеюсь, наша судостроительная отрасль от этого только выиграет.

Кстати, стоимость постройки судов с ледовым усилением сравнительно не высокая. При переходе с одной категории на один более высокий уровень ледового усиления, по экспертным оценкам, она растет примерно на десять процентов.

— Сказались ли введенные США и Евросоюзом санкции на ходе строительства головного атомного ледокола проекта 22220 «Арктика»?

— Атомный ледокол ЛК-60 или проект 22220 — проект нового поколения. Это целиком отечественная разработка. Он был заложен в 2013 году. В нем все новое, уникальное и почти все свое. Электродвижение, например, поставил Крыловский научный центр. Турбогенераторная установка новая, реакторная установка новая. Все принципиально важные узлы и материалы — свои. Не ледокол, а полигон для испытания современнейших инженерных решений и оборудования. И никакие санкции реализации этого проекта повредить не могут.

На холоде санкции не работают

— Получается, международное сотрудничество по Арктике никак не пострадало? Обид и взаимных претензий нет?

— Арктика — одно из немногих направлений, где международное сотрудничество с Россией не только не прекращалось, но и активно продолжается. По информации МИД России, в рамках деятельности Арктического совета ни один из почти 80 проектов сотрудничества не был свернут.

— Форум «Арктика — территория диалога», который состоится в марте в Архангельске, продолжение этого сотрудничества?

— Да, архангельский международный арктический форум — политическое мероприятие на высшем уровне. В нем традиционно принимают участие главы арктических, и не только, государств, ведущие ученые, представители крупнейшего бизнеса, общественные организации, журналисты и эксперты. Поступило уже более тысячи заявок для участия в этом форуме.

Форум представляет широкие возможности для обеспечения взаимодействия российских и зарубежных партнеров. Он нацелен на поиск решений, влияющих на будущее Арктики.

С этого года форум проходит под эгидой Государственной комиссии по вопросам развития Арктики. Надеюсь, что по его итогам будут выработаны конкретные предложения, которые в дальнейшем будут положены в основу реальных управленческих решений.

Сергей Птичкин

«Российская газета», 3 марта 2017 г.