Впервые идею о высадке людей на дрейфующий лед высказал в 1925 году знаменитый норвежец Фритьоф Нансен. Он предполагал доставить команду ученых в район Северного полюса на дирижабле. По многим причинам этот проект не был осуществлен, но многим эта идея показалась стоящей. В Советской России ее горячо разделяли О.Ю.Шмидт и В.Ю.Визе. К тому времени был накоплен серьезный опыт морских арктических походов и даже зимовки на льдине большой группы людей – команды затертого льдами героического «Челюскина». К тому же в деле спасения «челюскинцев» хорошо проявила себя авиация.

Высадка дрейфующей станции не имела, конечно, цели просто удивить мир или поставить небывалый рекорд — в основе лежала необходимость исследований Северного Ледовитого океана с целью освоения полярных районов страны. На островах и побережье Северного Ледовитого океана в это время уже работали 60 полярных станций и три радиоцентра.

В 1935 году, еще не имея санкции правительства, начальник Главсевморпути О.Ю.Шмидт, заместитель директора Арктического института В.Ю. Визе, начальник Управления полярной авиации М.И.Шевелев и летчик М.В.Водопьянов начали разрабатывать технический проект полета на полюс. С февраля 1936 года высадка дрейфующей станции «Северный полюс-1» получила статус государственной программы.

Первой была организована воздушная экспедиция на Землю Франца-Иосифа. Надо было наметить воздушную трассу и определить место для организации авиабазы для полетов с нее на полюс. Были переоборудованы и приспособлены к сложным арктическим условиям обычные двухместные почтовые самолеты конструкции Поликарпова.
3
29 марта 1936 года с московского Центрального аэродрома поднялись в воздух самолеты «СССР-Н-127» и «СССР-Н-128». Они совершили экспериментально-разведочный перелет Москва — остров Рудольфа — Москва. Этот тяжелейший перелет вошел в историю как первая советская высокоширотная экспедиция. Летчики убедились, что остров Рудольфа может стать авиационной базой, и что ближе к полюсу количество ровных ледяных полей увеличивается. На заседании Географического общества СССР О.Ю.Шмидт сделал сообщение о скорой высадке на лед «группы зимовщиков для создания научной станции с целью полного и разностороннего изучения поведения льдов, воды и ветров в самом центре Арктики, на пространствах центральной области Северного полюса».

Сразу же после окончания воздушной экспедиции на пароходах «Русанов» и «Герцен» были отправлены грузы, для того чтобы построить авиабазу и полярную станцию на о.Рудольфа. Руководивший этим процессом И.Д.Папанин, столкнулся с немалыми трудностями, т.к. ледокольный пароход «Герцен» оказался слабоват для льдов и смог добраться только до бухты Тихой на о.Гукера. Однако «Русанову» все же удалось не только пробиться к о.Рудольфа, но и сделать обратный рейс в бухту Тихую, а затем снова на о. Рудольфа, и только потом, вместе с Папаниным, который к тому времени уже наладил работу на острове, взять курс на материк. На о. Рудольфа осталась группа зимовщиков под руководством Я.Либина, которая в результате построила целый городок: два больших жилых дома, радиостанцию, радиомаяк, гараж, баню, два технических и один продовольственный склад, скотный двор. Была подготовлена и взлетно-посадочная полоса на ледяном куполе острова. Так на карте Арктики появилась самая северная полярная станция.

Тем временем был определен состав группы будущих зимовщиков. Кандидатура В.Ю.Визе как начальника станции была отвергнута по медицинским соображениям, и начальником назначили И.Д.Папанина. В состав группы вошли также гидробиолог П.П.Ширшов, геофизик Е.К.Федоров и радист Э.Т.Кренкель. Все они должны были в короткий срок освоить также и смежные специальности.

На территории радиоцентра Главсевморпути в Теплом Стане провели генеральную репетицию: будущие полярники разбили палатку, развернули радиостанцию, укрепили мачту и ветряки, стали питаться сублимированными продуктами, ходить в полярной одежде и симулировать научные наблюдения на льдине. Репетиция прошла успешно, и полярники получили разрешение на вылет.

С помощью сотрудников Арктического института был определен также круг научных работ, которые включали в себя комплекс метеорологических наблюдений, сбор гидрометеорологических данных, измерение глубин океана по маршруту дрейфа льдины, астрономическое определение координат и ориентировки льдины, комплекс геофизических наблюдений, гидробиологические сборы, в частности, определение количества и видового состава планктона.

21 марта участники экспедиции в составе 44-х человек на четырех тяжелых самолетах ТБ-3 (АНТ-6) под командованием М.В.Водопьянова, А.Д.Алексеева, И.П.Мазурука и В.С.Молокова, одном среднем самолете ТБ-2 для разведки и легком Р-5 вылетели на Север. Но до самой дрейфующей льдины они добрались только через два месяца. Сначала была остановка в Холомогорах, потом в Нарьян-Маре, 12 апреля самолеты вылетели в сторону пролива Маточкин Шар, где располагалась полярная станция, и только 18 апреля им удалось приземлиться на подготовленный аэродром на о.Рудольфа.

21 мая самолет Водопьянова с четверкой «папанинцев» и руководством экспедиции на борту вылетел к полюсу. Подходящая льдина была найдена в 20-ти километрах за полюсом. Радиограмму сразу передать не удалось – самолетная радиостанция была повреждена, аккумуляторы радиостанции Кренкеля сели. Пока их заряжали, успели установить палатки, метеобудку и приготовить обед. И только после этого на Большую Землю полетела радиограмма о благополучном прибытии на дрейфующий лед.

Остальные самолеты задержались – подвело несовершенство приборов.

Поэтому только через две недели, 6 июня, состоялось торжественное открытие дрейфующей станции «Северный полюс-1». Самолеты улетели, и четверка зимовщиков осталась наедине с Арктикой на долгие 9 месяцев, пока льдину не стало прижимать к берегам Гренландии. Затем ее вынесло в Гренландское море, а потом разломало.
2a_khalip_photo_of_members_of_the_papanin_expedition_february_19_1938_
19 февраля 1938 года ледокольные пароходы «Мурман» и «Таймыр» сняли со льдины полярников и все ценное, включая результаты научной работы. За 274 дня «СП-1» прошла 1134 мили (2100 км).

Океанографические наблюдения, проведенные на станции, показали, что теплые атлантические воды достигают полюса и образуют там прослойку толщиной около 500 метров. Было подтверждено предположение Ф.Нансена о существовании подводного хребта между Гренландией и Шпицбергеном и обнаружен его западный склон.

Полярники получили комплекс научных результатов по изучению Северного Ледовитого океана, собрали огромный материал по изучению дрейфа самой «папанинской» льдины. Спустя десять лет, оценивая вклад «СП-1» в арктическую науку, В.Ю.Визе писал: «Наблюдения первой советской дрейфующей станции внесли крупнейший вклад в сокровищницу мировой науки. Они открыли взору ученого часть Земного шара, остававшуюся до того неисследованной».