25 апреля в 22 часа по московскому времени в 150 километрах от Северного полюса — точке, где сходятся все земные меридианы, на льдине размером полтора на два километра состоялось открытие 32-й по счету и первой российской дрейфующей станции «Северный полюс» — СП-32. Над лагерем был поднят российский флаг, что ознаменовало начало работы станции. Россия возобновила исследования, начатые почти 70 лет назад «четверкой Папанина».

Optimized-55814_original

Два самолета АН-74 один за другим приземлились на ледовую полосу, которую несколько дней готовили полярники. Времени было мало – как ни хороша полоса, никто не мог дать гарантии, что лед долго сможет выдерживать два тяжелых самолета. Участники дрейфа и гости быстро сгруппировались у символа новой дрейфующей станции – небольшого тороса, на котором красным цветом (для этого полярники выделили немного кетчупа из своих продовольственных запасов) было написано: «СП-32».

Так после 12-летнего перерыва Россия вернулась в Арктику. Приветствие участникам прислал президент Владимир Путин.

Дрейфующие станции – изобретение советских полярников. Первая такая станция под руководством ставшего потом легендарным Ивана Папанина отправилась в свой нелегкий путь в 1937 году. В 90-е годы в исследованиях Арктики с дрейфующей льдины наступил перерыв, и только в 2003 году Россия вернулась в сердце Арктики вновь. Уже само существование станции «Северный полюс-32» символизировало наше возвращение и закрепляло присутствие России в Арктике. Небольшому коллективу дрейфующей станции предстояла повседневная, постоянная, без перерывов на сон и обед работа, которую полярники привыкли называть «обычной».

История любой дрейфующей станции начинается с поиска подходящей льдины. Ледовые разведчики совершают полеты в Северном Ледовитом океане, осматривая все возможные точки ее расположения в соответствии с данными радиолокационной съемки района со спутника, которые предоставляет научно-исследовательский институт Арктики и Антарктики. Основная сложность поиска пригодной для организации дрейфующей станции льдины заключается в том, что недостаточно найти мощную льдину, надо, чтобы ее не поломало в течение зимовки. Для «СП-32» выбрали хорошую льдину, но через 10 с небольшим месяцев ее все-таки разломало.

Optimized-picture

В мае на станции были собраны семь домиков, в которых разместились полярники и их лаборатории, и ученые приступили к исследованию Северного Ледовитого океана и его атмосферы. Эта работа фактически стала восстановлением постоянного мониторинга в Северном Ледовитом океане, который осуществляли наши ученые много десятилетий подряд, и который чрезвычайно важен для материковой службы погоды и обеспечения навигации по Северному этому морскому пути.
Конечно, сегодня существуют автоматические дрейфующие буи, но, к сожалению, они не позволяют сканировать океанскую толщу и полностью обеспечивать ученых теми данными, которые им необходимы. Поэтому дрейфующая станция «СП-32» использовалась в качестве международной лаборатории для решения планетарных проблем. Научная программа исследований была подготовлена Арктическим и Антарктическим научно-исследовательским институтом Росгидромета совместно с другими научными организациями и ведомствами. На «СП-32» кроме метеорологических, проводился целый комплекс океанологических, ледовых исследований, изучались процессы взаимодействия океана и атмосферы, загрязнения окружающей среды, проведен цикл гидробиологических подводных наблюдений. Для наблюдений по отраслям науки (метеорология, магнитология, аэрология, гидробиология и др.) на станции «СП-32» ученым были предоставлены отдельные домики, которые были оборудованы специальными полками и стеллажами для установки аппаратуры, соляровой печью, приточно-вытяжной вентиляцией, противопожарным инвентарем, трансляцией и полевым телефоном станционного назначения. Находясь на станции, участники дрейфа, также ежеминутно осваивали, испытывали и отрабатывали «на себе» новейшие технологии, применимые в организации экологического туризма и развития инфраструктуры российского Севера.

Optimized-17

Очень важна на дрейфующей станции правильная организация питания полярников. Воздействие суровых полярных условий на организм человека вызывает повышенный расход энергии. Все знают, что хорошее питание в какой-то мере компенсирует трудности зимовки в Арктике, и не только физиологически, но и психологически. Хороший обед или ужин улучшают настроение, дают силы для дальнейшей физической и умственной работы в трудных условиях. Как подсчитали ученые, чтобы покрыть энергозатраты человека, живущего и работающего на льду, необходимо 4817 ккал при правильном соотношении в суточном рационе белков, жиров и углеводов. Поэтому организация закупок продовольствия перед началом экспедиции проводилась в тесном взаимодействии повара, врача и начальника станции. Питается полярник 3-4 раза в день, но тот, кто несет вахту, может делать это и в ночное время. Как ни странно, несмотря на постоянно низкую температуру воздуха, сохранить завезенные с материка в начале зимовки продукты не так-то просто. Для мясных и рыбных продуктов на станции обустраиваются специальные ледники: в толще льда выдалбливают вертикальную шахту глубиной 2,5 м и диаметром 1,5 м, рядом с ней устанавливают балок или палатку, лаз в ледник закрывают деревянным щитом с люком, делают вентиляционное отверстие. Снаружи хранилище закрывают слоем прессованного сена или опилок. С этого момента в обязанности дежурного входит регулярно посыпать все это сооружение свежим белым снегом, если на льдине стоит лето. Овощи хранят в балке, периодически перебирая и проветривая их. Словом, тем, кто отвечает за хранение продуктов, есть чем заняться – работа регулярная и постоянная.

По правилам, если полярник заболеет, на дрейфующей станции обязательно будет выделено отдельное помещение, в котором расположится медицинский пункт экспедиции. У полярников всегда есть хорошо укомплектованная аптека и весь набор инструментария для оказания экстренной хирургической помощи, в том числе стоматологической. Есть даже физиоаппаратура, запас медицинского кислорода и, конечно, медикаменты и предметы ухода за больными. Врач экспедиции «СП-32» – начальник станции Владимир Кошелев – имел большой, в том числе хирургический, врачебный опыт, однако, к счастью, его знания в этот раз полярникам не понадобились – никаких серьезных проблем со здоровьем у участников экспедиции не случилось.

Optimized-114633-9_1

Считается, что энергообеспечение полярной экспедиции — это самый важный момент зимовки на льду, т.к. отсутствие энергии может свести на нет научные наблюдения и поставить под угрозу само жизнеобеспечение станции. Сначала, еще в подготовительный период, механики рассчитали возможное потребление энергии, исходя из заявок ученых на проведение научных изысканий, подсчета всех бытовых нужд, радиосвязи, медицинского обеспечения. Дизели установили на специальные рельсы на пол домиков, которые, как и все жилые и производственные помещения, при разломах передвигали в более безопасные места. Энергия подавалась бесперебойно, а во время профилактики включался резервный дизель. Механики-дизелисты несли вахту посменно круглосуточно, а в ночное время дежурный по станции обязательно следил за давлением масла и показаниями приборов. Кроме того, механическая группа несла полную ответственность за всю противопожарную безопасность дрейфующей станции.

В советские времена особое внимание уделялось одежде полярников. Каждому выдавался комплект меховой одежды, ватный стеганый костюм, свитера, специальный кожаный костюм, валенки. Сегодня у полярников куда больший выбор, но некоторые из них предпочитают доброе, старое, не раз проверенное обмундирование. Так поступало большинство «старых полярных волков» на «СП-32», хотя они были полностью обеспечены полярной одеждой еще в Москве с примеркой и подгонкой. Вообще в изготовлении полярной одежды обычно учитывается многовековой опыт народов Севера, которые сумели выработать технологию создания теплой, легкой и не стесняющей в движениях одежды. Эта одежда полностью исключает возможность холодовой травмы, имеет ветрозащитные и водоотталкивающие свойства. Для команды «СП-32» в качестве утеплителя использовались как традиционные материалы, как, например, гагачий пух, верблюжья шерсть, мех животных, так и синтепон. Полный комплект одежды, выданной участникам экспедиции на дрейфующем льду, включал 30 наименований. Кроме того, с каждым участником проводился дополнительный инструктаж по мерам профилактики холодовой травмы, умением правильно пользоваться теплой одеждой, оказанию само- и взаимопомощи при охлаждении организма, хотя полярники и так все это знают назубок – каждый из них не первый год зимует на льдине.

В период прежних дрейфов полярников на льдине связывало с «Большой землей», в основном, радио. На «СП-32» у них уже был спутниковый телефон Иридиум», но значение радиорубки по-прежнему было очень велико. Мощная радиостанция, позволяла не только поддерживать постоянную связь с Большой землей, но и регулярно передавать сводки погоды.
Основная задача радиорубки — обеспечение бесперебойной радиосвязи «СП», передача синоптических сводок в установленные сроки, прием служебной и частной корреспонденции, а также связь с самолетами и вертолетами, работающими в районе дрейфа, управление полетами и связь с ледовыми разведчиками в период навигации. На станции также есть автономная автоматическая телефонная станция, которая обычно располагается в кают-компании и служит для связи между жилыми и служебными помещениями. Для оперативного аварийного оповещения зимовщиков при трещинах и торошении используется принудительное вещание — в каждом домике или палатке есть динамик, по которому идет трансляция радиопередач. С помощью этих динамиков зимовщики могут также слушать голоса родных.

Optimized-370065

Когда-то полярники получали на льдину письма – самые настоящие письма от родных и близких. Во время празднования Нового года обязательно прилетал самолет с посылками, подарками и письмами, которые посылали со всей страны те, кто следил за ходом дрейфа. На эти письма участники экспедиции ставили специальный штамп, который разрабатывался отдельно для каждой станции «СП», а потом отправляли обратно. И надо сказать, эта традиция часто потом оказывалась очень полезной в историческом плане: иногда исследователи Арктики устанавливают даты того или иного события по конвертам. Сами участники уже забывают точные даты, а конверты «помнят».

Некоторые станции «СП» работали по нескольку лет, поэтому писать и получать письма имело смысл. Сегодня, когда письма не в моде и люди предпочитают разговаривать по телефону, полярники пишут дневники, а конверты со штампами используются в качестве сувениров для друзей и знакомых. Каждый филателист до сих пор мечтает иметь такой у себя в коллекции. На штемпеле дрейфующей станции обычно обозначаются ее дата и символ. На «32-й дрейфующей» было решено восстановить добрую традицию — заказали три вида конвертов, несколько штемпелей. Сегодня эти конверты и открытки филателистический раритет.

Optimized-425226

В начале марта дрейфующая льдина, на которой находилась станция, раскололась, большая часть построек, в том числе дизельная, ушла под воду, сжатие льдов продолжалось и никто не знал, остановится ли вал торосов. Было принято решение о срочной эвакуации полярников. 6 марта 2004 года началась спасательная операция, в ходе которой все члены экспедиции, научные результаты дрейфа и оставшееся оборудование были вывезены двумя вертолетами — Ми-8 и Ми-26 на Шпицберген, а затем самолетом в Санкт-Петербург и Москву.

Состав экспедиции «Северный полюс-32»:

Кошелев Владимир Семёнович — начальник экспедиции;

Семёнов Валерий Петрович — зам. нач. по общим вопросам;

Висневский Алексей Алексеевич — зам. нач. станции-руководитель научного состава океанолог, специалист по льду, эколог;

Кузьмин Сергей Борисович — океанолог;

Арутюнов Андрей Владимирович — метеоролог;

Астахов Максим Петрович — физик-ледоисследователь;

Гузенко Роман Борисович — гидролог;

Карасёв Виктор Фёдорович — начальник радиостанции;

Казунин Михаил Леонардович — повар;

Катраев Юрий Иванович — начальник ДЭС;

Можаев Анатолий Васильевич — механик;

Тышкевич Владимир Евгеньевич — биолог, эколог.