Что такое национальный парк на Арктической территории, как организовать здесь туризм и как при этом сохранить природу для будущих поколений – размышляют эксперты в области научной и природоохранной деятельности, сотрудники национального парка «Русская Арктика».

Совсем недавно на карте России появилась новая особо охраняемая природная территория — национальный парк «Русская Арктика», уникальный оазис нетронутой природы. Парк создан на северной оконечности архипелага Новая Земля в 2009 году и вместе с федеральным заказником «Земля Франца-Иосифа», который находится под управлением парка, занимает площадь почти в 8,5 млн. гектаров.

Удивительно, но, несмотря на то, что весь 20-й век прошел под знаком массированного освоения арктических территорий, а арктическая гонка, построенная, главным образом, на идеологических принципах, привела к катастрофическому загрязнению Арктики, на территории национального парка обитает семь видов зверей и птиц, занесенных в Красную книгу России и Международный красный список. Именно труднодоступность сыграла решающую роль в сохранении уникального арктического биоразнообразия, а с другой стороны, она же после развала СССР усложнила регулярные научные исследования и способствовала экологической катастрофе на больших участках архипелагов Новая Земля и Земля Франца-Иосифа. Что со всем этим делать и как сохранить не только природу и историко-культурные комплексы, но и организовать регулируемый экологический туризм – этими вопросами вплотную занялись участники экспедиции на борту научно-исследовательского судна «Профессор Молчанов», которые ежегодно в летний сезон проводят расчистку территории, мониторинговые и научные работы на обоих архипелагах.

Мария Гаврило, заместитель директора парка по науке, кандидат биологических наук и потомственный полярник, впервые попала в Арктику сразу после окончания университета, и с тех пор каждый сезон здесь. «Мне кажется, — говорит Мария,- что внедрить экологическую культуру и обеспечить себе и своим потомкам существование в гармонии с собой и природой возможно только через воспитание такого «экологического примата», почти на уровне религии, чтобы уже с молоком матери человеку было безусловно дано, что он часть природы, а не ее хозяин. Сейчас это декларируется, но пока это только слова, и любая выгода сиюминутная напрочь затмевает все красивые постулаты».

Валерию Новикову, директору национального парка «Угра», что в Калужской области, человеку опытному, нетрудно представить, с какими трудностями столкнутся организаторы. Но на вопрос, с чего бы он начал, если бы его назначили директором национального парка «Русская Арктика», Валерий честно отвечает, что не согласился бы: «Потому что это чрезвычайно ответственная работа и нужно проработать в этом регионе лет эдак десять, а, может быть, и больше. Но в целом, сначала, я считаю, нужно взвесить все ценности, присущие этому парку, а потом построить правильную систему управления, сохраняя все в комплексе. На первом месте, безусловно, природа, уникальный животный мир, уникальная геология, уникальная геоморфология и гляциология – все, что характеризует такое очевидное содержание этой территории. При этом нельзя опускать историческую составляющую, потому что она по-своему героическая, легендарная. С этой территорией связаны десятки, сотни известнейших имен, история ее освоения полна и героических, и трагических страниц. Поэтому надо сохранять все это как память места, как реальный памятник».

Сегодня на территории парка и заказника находится около 150-ти историко-культурных объектов. Это артефакты и памятные места, связанные с экспедициями знаменитых полярных исследователей: Баренца, Нансена, Пайера, Вайпрехта, герцога Абруцкого, Уэлмана, и, конечно, советским периодом освоения Арктики – на островах работали сотни советских полярников, среди которых были такие культовые фигуры как Папанин, Кренкель, Шмидт. Надо ли сохранять всё, ведь наряду с мемориальными остатками зимовий исследователей, по островам разбросано то, что обычно называют мусором и что загрязняет окружающую среду: разрушенные военные постройки, техника и оборудование. Директор национального парка Роман Ершов считает, что нельзя впадать в крайности: «Конечно, нельзя убрать все. Потому что мы должны не только сохранить историческую память, мы должны сохранить какие-то раритеты, связанные с теми или иными событиями. Некоторые считают, что надо сохранить все, как есть. Я думаю, что истина все-таки где-то посередине. Если мы отреставрируем, например, здание полярной станции, чтобы люди смогли увидеть, каким был быт и работа полярников, скажем, в середине прошлого века, это будет конкретным вкладом в сохранение материальной культуры прошлого и, конечно, будет производить впечатление на туристов. Ведь национальный парк создан, в первую очередь, для того, чтобы предотвратить дальнейшее нарушение природных и историко-культурных комплексов, чтобы антропогенная нагрузка не стала разрушительной, чтобы проводились научные исследования и развивался регулируемый туризм».

«Надо грамотно и достойно показывать эту красоту, вторит Мария Гаврило,- это обязательно должны делать профессионалы, потому что человек, впервые оказавшийся здесь, очень многого не заметит, не увидит, ему надо показать, объяснить. Должна быть гармоничная система, соотношение соблюдения охранного режима и просветительской деятельности – я имею в виду не только информативный, но еще и эстетический пласт, потому что, как известно, «мир красотой спасется». Не только о красоте, но и о правильной подаче и доходчивости информации думает и другой участник экспедиции, кандидат географических наук Вера Чижова: «Я уже сейчас делаю заметки, как провести тропы, чтобы по ним гуськом следовали туристы, как это принято во всех национальных парках, как сделать настилы. Важно изменить стенды, чтобы они стали не директивно-угрожающими выдержками из «Положения о национальном парке», а приветливо-разъяснительными, и вместо слов «запрещается то-то и то-то» было написано: «мы будем вам очень благодарны, если вы не будете делать то-то и то-то».

Туристу обычно очень трудно удержаться от соблазна взять с собой что-нибудь на память. В арктических широтах у профессионалов действует правило: те, кто придет после тебя, должны увидеть тот же предмет или пейзаж в том же виде, в котором он был до тебя. Это правило следует распространить на любой вид туризма в любой точке земного шара, считает путешественник и исследователь, директор музея Арктики и Антарктики Виктор Боярский: «Если туризм не предполагает бережного отношения к природе, то такой туризм надо прекращать, потому что в этом случае самые счастливые и отдаленные уголки нашей Родины можно превратить в помойку. Любой туризм, если он делается людьми, которые любят природу, по определению должен быть «эко». Я бы под словом «экотуризм» понимал любой вид туризма».