Морская Комплексная Арктическая Экспедиция (МАКЭ) Фонда полярных исследований и Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Д.С.Лихачева была создана в 1986 году под руководством П.В.Боярского , и с этого момента начала свою активную работу на островах и архипелагах Российской Арктики.

Подход исследователей к предмету был абсолютно новаторским – никто в мире в то время не занимался комплексным исследованием природного и культурного наследия островных территорий, находящихся в северных широтах.

В состав МАКЭ как тогда, так и сегодня входят представители различных направлений науки: историки, этнографы, археологи, физики, моряки и даже специалисты по ядерному оружию – всего около двух десятков специальностей, а сама Экспедиция включает в себя несколько отрядов (Пустозерский, Соловецкий, Беломорский отряды, отряд на яхтах в Белом, Карском и Баренцевом морях, морской отряд). В течение тридцати лет МАКЭ ежегодно проводила исследования как в Западном, так и в Восточном секторах Арктики.

Руководитель всего проекта Петр Боярский возглавляет морской отряд на судах и мотоботах, работающий в условиях, очень приближенных к тем, которые были у мореплавателей прошлого. Таким образом, каждый раз команда ставит перед собой задачу провести историко-географический эксперимент.

Из средств ориентировки на месте и прокладки маршрутов у членов экспедиции есть только шлюпочный компас (у древних поморов такие компасы тоже были), а мотобот снабжен дизельным двигателем на случай непредвиденных особых ситуаций – и пожалуй, это единственное существенное отличие условий плавания этих «современных поморов» от тех, кто бороздил северные моря много веков назад. Ну, и конечно, у наших исследователей есть современные карты.

Спустившись с судна на мотобот, ученые сначала пытаются выйти на берег, порой дрейфуя со льдами по нескольку дней, пережидая непогоду в губах и заливах — то есть точно так, как это делали древние мореплаватели. Еще с моря они стараются отмечать, где находятся небольшие речки, ручейки, озерца. Иногда эти водоемы такие маленькие, что даже не нанесены на современные карты. Но именно эти места очень важны для исследователей, ведь они являлись точками притяжения мореплавателей прошлого – пресная вода всегда очень нужна во время вынужденных остановок или зимовок. И практически всегда близко к воде ученые находят останки поклонных, памятных или могильных крестов.

Ежегодным экспедициям МАКЭ удалось обнаружить интересные факты, связанные с проникновением православия на Север: на Соловки, на острова Белого моря, на Новую Землю, на остров Вайгач. Поморы приносили с собой православную веру сначала на острова Баренцева и Карского морей, а в более поздний период все дальше на восток – к сибирским рекам — вместе с бесценными знаниями — основами плавания в северных морях.

Именно поморы первыми освоили мореплавание в ледовой обстановке – больше такого опыта у народов мира не было. Ученые говорят о целой методике плавания, которую создали эти смелые моряки. Для ориентировки они придумали в Арктике и систему маяков-знаков – в основном это были поморские многометровые кресты, в том числе и те, что располагались у источников пресной воды. Они потом попали в лоции и очень облегчали плавание тем, кто выходил в суровые северные моря. Кресты делались из плавника, вышедшего из сибирских рек и реки Печоры — его прибивало к берегам островов морскими течениями. Это был хороший мореный лес, способный простоять в условиях Арктики, как показала история, века. Система крестов была одновременно и границами тех территорий на побережьях Арктики, которые осваивались поморами, закреплялись за ними и как бы ограждали всю эту землю от внешних недружественных сил.

Поморы использовали и другую систему обозначений – гурии, то есть пирамиды, сложенные из камней, но встречаются они значительно реже.

Историко-географический эксперимент, предложенный П.В.Боярским, лег в основу не только изучения поморского плавания. Такой же подход применялся к исследованиям экспедиций в Арктику Вильяма Баренца, Федора Розмыслова, Федора Литке, Карла Бэра и Августа Циволько, Александра Колчака, Эдуарда Толля, Юлиуса Пайера и Карла Вайпрехта, Фритьофа Нансена и других, была изучена система первых русских станций 1912-1914 гг., а также полярные станции советского периода, так как сегодня все памятники вплоть до конца 20 века признаны культурным наследием. В ходе этих экспедиций было найдено большое количество артефактов, в том числе и письменных документов. На основе материалов исследований был выпущен ряд научных трудов, среди которых обширные монографии серии «Острова и архипелаги Российской Арктики».