Выступление профессора МГУ им. М.В. Ломоносова Юрия Ампилова на III Международной конференции «Арктика-2018» (Арктика: шельфовые проекты и устойчивое развитие региона)

1

Я действительно проработал по тематике шельфа всю свою жизнь, начиная со студенческих лет, и много так или иначе продолжал работать по этой стезе в разных ипостасях. Мы традиционно рассматриваем много десятилетий шельф как источник углеводородного сырья, арктический в особенности. Никто не спорит, что там ресурсов огромное количество, вопрос лишь в том, есть ли у нас возможность добыть эти нефть и газ, добыть с нормальной рентабельностью, есть ли куда продать.

Все говорят, что традиционные районы промысла тоже таят в себе немалые резервы, когда у нас коэффициент извлечения всего 0,23, в то время как по всему миру он значительно выше по нефти. Но мы много говорим о традиционных источниках сырья, куда условно можно включить не только газогидраты, но и наши трудноизвлекаемые или псевдосланцевые запасы, которые, собственно говоря, не являются сланцевыми, но так или иначе родственные технологии возможны для них.

И во всех этих источниках потребители у нас одни. Вопрос, как правильно расставить приоритеты. Если мы посмотрим, что мы думали о нашем шельфе в 2010 году, как будут развиваться наши проекты, то на этой карте они представлены.

2

Когда я еще был студентом, наши преподаватели говорили нам: через два-три года начнется масштабное освоение шельфа. Вот я уже превысил свой пенсионный возраст и говорил недавно совсем те же слова своим студентам, но, к сожалению, этого не случилось, и как мантру, думаю, это повторять не стоит. Те единичные примеры, там, скажем, с Приразломной и так далее – это совсем не тот масштаб, и проблем там больше, чем достижений.

И что мы имеем на сегодня? По состоянию на текущий момент сроки отодвинуты и плановые объемы кратно уменьшились: и разведки, и планируемой добычи, и всего. Мы прекрасно понимаем, что внешние условия в основном сложились так, потому что цена на нефть, которая у нас уже сейчас в районе 65-ти долларов за баррель – это не та цена, по которой арктические проекты, чрезвычайно дорогостоящие, могут быть с успехом освоены или даже разведаны. Если мы посмотрим на мировую тенденцию, еще недавно в 2013 году средняя буровая установка морская стоила в сутки 600 тыс. долларов, и их нельзя было найти. Сейчас, после 2016-го года, за 150 тыс. долларов в сутки готовы отдать любые платформы. Почему? Потому что большие компании мировые затормозили резко разведку новых проектов на шельфе. Они тянут текущие проекты, в которые капитал уже давно включен, но сильно сократили свою активность в разведке шельфа. И это не Арктика, а совсем другие регионы с теплыми морями и доступными глубинами. То есть рынок схлопнулся многократно в денежном отношении за последние три года. И данные факты нам следует учитывать при планировании собственных технических средств для бурения, потому что рынок Арктики небольшой пока у нас, и работать на внешнем рынке, перегонять эту платформу на рынок, где он перенасыщен? Об этом надо думать уже сейчас обязательно.

3

Если мы говорим о шельфе, эти вопросы надо поставить и найти на них ответы. Обладаем ли мы собственными безупречными экологически технологиями в условиях долговременных санкций? Ответ однозначный: нет, не обладаем. Рентабельны ли арктические проекты, рентабельны ли текущие проекты типа Сахалина и других, где основные вложения уже сделаны? Новые проекты – большой вопрос. Проекты даже на суше, которые начнут давать отдачу через 9-12 лет, тоже проблематичные, не говоря уже о шельфе.

Есть ли рынок для газа? Ведь шельф у нас на 80% — газ, и с этим никто не спорит. На этот вопрос тоже надо ответить. Все почему-то думают, что стоит нам разведать и добыть газ, как тут же найдется, куда его продать. Один только Газпром сейчас имеет невостребованных мощностей для добычи порядка 150-ти млрд. кубометров в год. Уже текущих, не говоря уже о будущих. То есть эта проблема рынка должна быть серьезно рассмотрена, и, соответственно, конкурентная среда тоже. Одно дело, добыть где-то газ вблизи потребителей, обычный или даже сланцевый, другое дело — тысячи и тысячи километров от потребителя.

И еще: Арктика – это наше всё. Это правда, хотя бы в оборонном аспекте. Поэтому Арктику мы должны осваивать обязательно, при любых обстоятельствах, вопрос в правильной расстановке приоритетов. Пожалуй, пришло время задуматься и рациональный ответ на этот вопрос найти. Да, шельф, только не громадные наши амбициозные планы, а избирательные, единичные проекты, которые могут и в ближайшее время, хотя бы в ближайшие 10-15 лет, выйти на добычу, но таких очень мало. Почему? У нас нет технологий вообще для всей Восточной Арктики. Ни у нас нет, ни в мире их нет. Потому что в мире таких условий добычи нет. Канада со своим арктическим шельфом – совсем другая история. Если мы не создадим их сами, за нас их никто не создаст. Но мы сейчас к этому не готовы. Вот два месторождения Приямальского шельфа – Русановское и Ленинградское, открытые в конце 80-х-начале 90-х годов ХХ века, которые пока никому не нужны – извините, на них до сих пор нет технологий. Если мы собираемся начать в 2030 году добывать, мы должны были уже в позапрошлом году начать бурение эксплуатационных скважин, у нас там только разведочные. Это гигантские месторождения, они в десять раз выше в сумме, чем недавно открытое месторождение «Победа».

И вот проект по ценам — ещё в докризисный период 2013 года ВНИИ ГАЗ сделал расчеты для наиболее доступных месторождений Приямальского шельфа, при каких ценах они будут иметь рентабельность при ставке 10%. Ленинградская — 480 долл., Русановская – 535 долл., Нярмейская – 353 долл., Скуратовская – 445 долл. за 1000 кубометров. Соответственно, цены на нефть должны быть далеко за 100 по всем вариантам с учетом льгот. Эти расчеты сделаны ещё до кризиса. Сейчас цены другие, всё другое.

В итоге, что у нас есть в мире, куда нам деть газ с шельфа, его у нас очень много. У нас в числе главных потребителей Европа и АТР. Европа по всем прогнозам не будет сильно расти в потребностях, примерно будет оставаться так, как сейчас, с небольшими колебаниями. Азия будет расти, но в Азии уже гиганты австралийские, запустившие свои проекты СПГ с 2017 года. У них большие проблемы из-за цен. Если бы они знали, что будут такие цены, они бы не затевались с этим. Катар давно там лидер, и на этот рынок давно устремились все газы – и американский, и канадский, и австралийский само собой. Когда мы затевали проект «Ямал-СПГ», мы думали тогда, АТР у нас будет самым лакомым кусочком рынков сбыта. Цены были тогда 650-700 долларов за тысячу кубометров, сейчас, извините, 250-300. В Европу, мы рапортуем, почти 190 млрд. кубометров поставили, когда недавно 140 поставляли. Когда поставляли 140, цена в Европе была 400-450, сейчас 150. Посчитайте выручку. Мы кратно уменьшили выручку в долларах, несмотря на рост объёмов. Шельф с газом и нефтью – это хорошо, вопрос, куда это продать, чтобы окупить. Это, на самом деле, серьёзный вопрос. Я хочу сказать, что добывать нефть и газ на шельфе надо, но где надо и как надо – это отдельный вопрос, и надо искать ответы на него.

Вспомним Евгения Максимовича Примакова, нашего патриарха, он вот такие слова конкретно незадолго до своей смерти произнес про эти самые цены, ссылаясь на наших конкурентов, что США и Канада давно прекратили разведочные работы на шельфе. Он говорил, имея в виду Ледовитый океан, что нам надо бы подождать. Паровоз нам, наверное, трудно остановить, но я думаю, разумный компромисс состоит в том, что надо продолжить геологоразведку в зонах, примыкающих к районам добычи, которые могут иметь значение в обозримом будущем, то есть 10-25 лет, на остальных – вести разведку дешёвыми методами.

4

И, наконец, новый шестой технологический уклад, который ожидается в мире. Мы в основном в четвёртом живём, более 50% нашей промышленности, в пятом – только 10%. Это условные понятия, но тем не менее. Шестой уклад будет сопровождаться увеличением доли возобновляемых и других источников энергии по сравнению с традиционными. От этого никуда не деться. Другое дело, что нефть и газ всё равно будут востребованными, в абсолютном выражении они даже могут расти, в относительном потреблении может быть не всё так гладко. Нефть будет средней по уровню рентабельности, а отнюдь не запредельной, которой мы жили все эти годы. В связи с этим нам потребуется, чтобы соответствовать мировым тенденциям и не отстать технологически, кроме нефти и газа, у которых будут проблемы со сбытом и разведкой дорогостоящей, нам надо обратить внимание на то, чем наша Арктика ещё богата. Она чрезвычайно богата. То есть я говорю даже не о шельфе, а о сухопутных полезных ископаемых. Новый технологический уклад потребует новых видов источников. Редкие земли – о них только ленивый не говорит, полиметаллы, проводники, полупроводники – это не только солнечные батареи, не только технологии с огромным хранением энергии. Сейчас в мире интенсивно развиваются эти технологии. Китайцы всё, что здесь можно захватить, уже захватили. Не надо ждать от них активности на наших месторождениях, потому что значительное число этих месторождений в мире находится под их контролем.