Имя этого прославленного путешественника, математика, учёного, первопроходца давно стало олицетворением вечного поиска и неиссякаемого интереса к исследованиям. Глубокий живой ум и организаторский талант Отто Юльевича Шмидта позволили ему не только стать выдающимся математиком, сделавшим важные открытия, но и организатором науки и образования в послереволюционной России, главным редактором Большой советской энциклопедии, а затем и самым известным полярником в СССР, символом советского освоения Арктики. Экспедиция Отто Шмидта в Арктику позволила создать новую главу истории нашей страны.

1

Первая экспедиция Отто Шмидта в Арктику

Шмидт умел превращать препятствия на своём пути во благо, что судьба заставляла его подтверждать не раз. Будучи больным туберкулёзом, который периодически обострялся, в 1924 году Шмидт отправился в Австрию на лечение и там заодно окончил школу альпинизма, а в 1928 году стал участником экспедиции на Памир, которая была организована совместно Академией наук СССР и немецкой Notgemeinhaft der deutschen Wissenschaft. Экспедиция, кроме научных целей (ликвидация “белых пятен” в этом районе Земли), преследовала и цель укрепления контактов с западноевропейскими странами. Шмидт тогда был новичком и постоянно учился у профессионалов – географов-экспедиционников разных профессий. А навыки, приобретенные в Альпах, помогли ему преодолеть весь сложный путь наравне с остальными. Участники этого научного похода изучали структуру ледников, впервые полностью пройдя крупнейший из них — ледник Федченко, поднимались на вершины Западного Памира, давая им названия – пик Ленина, пик Дзержинского, мыс Свердлова.

2

Отсюда, с Памира, можно считать, и начался путь Шмидта в Арктику. В 1929 году начальник экспедиции на Памир и он же управделами СНК СССР Н.П.Горбунов предложил ему должность начальника экспедиции на Землю Франца-Иосифа. Там было решено построить научную станцию и таким образом приступить к научно-практическому освоению Арктики, одновременно ещё раз засвидетельствовав принадлежность архипелага СССР. О том, что Земля Франца-Иосифа принадлежит России впервые заявило в 1916 году царское правительство, что было затем подтверждено советской нотой в 1926-м. План экспедиции был разработан Институтом по изучению Севера под руководством Р.Л.Самойловича и В.Ю.Визе и утверждён созданной при Совете Народных Комиссаров Арктической комиссией. Для экспедиции выделили ледокольный пароход «Седов» под управлением капитана В.И.Воронина, который летом этого же года отправился на Север, к берегам архипелага Земля Франца-Иосифа.

Пока строилась станция, Шмидт на «Седове» сделал несколько вылазок для исследования берега и близлежащих островов с научными целями, в том числе предпринимал попытки отыскать могилу Седова. Однако найти её не удалось, зато была обнаружена зимовочная база американской экспедиции Фиала в бухте Теплиц. К началу сентября экспедиция Отто Шмидта закончила свою работу, результатом которой стала не только построенная в запланированных объёмах и в срок научная база (она отправила на Большую землю свою первую радиограмму 30 августа), но и важные научные данные: геологические, топографические, гидрологические, биологические.

На гребне этого успеха в следующем 1930 году было принято решение выполнить одним рейсом две задачи: вновь достичь Земли Франца-Иосифа, достроить станцию в бухте Тихой и оттуда отправиться на Северную землю, построить и там станцию, оставить на зимовку людей, а также получше изучить эту загадочную землю, случайно открытую в 1913 году Б.А.Вилькицким, осуществлявшим в то время свою гидрографическую экспедицию (1910-1915 гг.).

Дела в бухте Тихой шли хорошо, все задания были выполнены, наблюдения проводились регулярно, неприкосновенные запасы продовольствия были не тронуты, а радист Э.Кренкель сумел установить мировой рекорд, выйдя на связь с базой антарктической экспедиции Ричарда Бёрда. Из бухты Тихой «Седов» двинулся к Северной Земле и посреди Карского моря, на полпути между двумя архипелагами, как и предсказывал ранее В.Ю.Визе, наткнулся на сушу, названную впоследствии островом Визе. Когда судно достигло Северной Земли, после долгих поисков был выбран удобный остров, названный Домашним, и за шесть суток построена полярная база для команды из четырёх человек, после чего экспедиция повернула назад.

Эти успехи позволили вновь поднять вопрос о принципиальной возможности практического использования в будущем, когда возникнут новые технические средства, Северного морского пути на всем его протяжении, тем более, что экономика страны настоятельно требовала этого.

Создание «Главсеморпути» — значимое событие

В начале января 1932 года было опубликовано правительственное Постановление о проведении 2-го Международного полярного года, согласно которому в программе должна была участвовать 31 полярная станция на территории СССР. Реально существовали только 19. Вся работа Всесоюзного Арктического института на лето 1932 года, который занимался подготовкой северных экспедиций, была связана с этой задачей — планировалось, что ледоколы «Сибиряков» и «Русанов» подойдут в августе к Северной Земле, сменят зимовщиков, построят новую станцию на мысе Челюскина. В плавании предполагалось опираться на развитую сеть метеорологических станций, использовать самолёт для ледовых разведок и научных наблюдений. Лето 1932 года с точки зрения ледовой обстановки было удачным, поэтому оказавшись в районе Северной Земли, Шмидт принял решение обойти её с севера, что не делало ещё ни одно судно в мире. В дальнейшем это сказалось на исходе экспедиции, так как благоприятное для плавания время было упущено и в районе восточных берегов Северной Земли судно встретил тяжёлый лёд. С трудом 27 августа «Сибиряков» вошёл в бухту Тикси, где члены экспедиции помогли со строительством новой станции, затем посетил станцию на мысе Шалаурова острова Большой Ляховский. Последний участок «Сибиряков», дрейфуя, благодаря спасительному ветру, прошёл под парусами, сделанными из шести угольных брезентов, так как в борьбе со льдами обломился конец гребного вала и винт был потерян. 1 октября «Сибиряков» вышел на чистую воду и был взят на буксир, который потащил его на ремонт в Японию. Так впервые путь из Архангельска до Берингова пролива был пройден за два месяца и четыре дня в одно лето.

Этот поход стал отправной точкой создания в декабре 1932 года Главного управления Северного морского пути, во главе которого, конечно, был поставлен О.Ю.Шмидт. Теперь всё, что работало на Арктику – суда, полярные станции, гидрографическая служба, авиация, Институт по изучению Севера, преобразованный во Всесоюзный Арктический институт – подчинялось этой организации. Фактически ей поручалась вся территория за Полярным кругом со всем обеспечением жизнедеятельности людей на ней.

Трагедия «Челюскина»

Летом 1933 года в плавание отправляется сухогруз «Челюскин», чтобы сменить зимовщиков на острове Врангеля, но главное — укрепить и продолжить опыт «Сибирякова», проверив, по замыслу Шмидта, в каких пределах возможно плавание по Северному морскому пути обычных пароходов, не ледоколов. В Чукотском море «Челюскин» зажало льдами и он дрейфовал около пяти месяцев, пока его не вынесло к Беринговому проливу. И когда спасение было уже совсем близко, из-за образовавшейся трещины в корпусе судно затонуло. Почти все пассажиры и члены экипажа были спасены, а сам этот поход при всей его неоднозначности сыграл важную роль в развитии Северного морского пути и укреплении духа и веры в свои силы всего советского народа. Подробнее: http://будущее-арктики.рф/chelyuskinskaya-epopeya/

3

4

Первая в мире дрейфующая станция

Идея осуществить полет на Северный полюс и создать дрейфующую станцию в Центральной Арктике, которая могла бы давать лётчикам сведения о погоде и одновременно осуществлять научные исследования, несколько лет зрела в умах Шмидта и передовых полярных лётчиков – Леваневского, Водопьянова, Чкалова. Будущая трасса изучалась и осваивалась, а на куполе острова Рудольфа на земле Франца-Иосифа была создана база «подскока» для броска на полюс. В 1937 году был осуществлён ещё один эксперимент Шмидта –высадка первой советской дрейфующей станции «Северный полюс-1», которая продрейфовала 274 дня и была снята со льдины ледокольными пароходами. Полярники доставили на Большую землю весь комплекс научных результатов по изучению Северного Ледовитого океана, который им удалось собрать, и огромный материал, связанный с дрейфом самой «папанинской» льдины, и доказали, что человек может долгое время совершенно автономно жить на льду недалеко от полюса. После войны работа дрейфующих станций стала регулярной. Подробнее: http://будущее-арктики.рф/drejfuyushhaya-stanciya-severnyj-polyus-1/

За организацию дрейфующей станции «Северный полюс» Шмидту было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением Ордена Ленина, а директором «Главсевморпути» вскоре вместо Шмидта стал её начальник Иван Папанин.

В 1937 году в Академии наук был организован Институт теоретической геофизики, директором которого до 1949 года оставался Отто Юльевич Шмидт. Он умер в 1956 году в Москве, в возрасте 64 лет. Его именем названы:

-остров в Карском море;

-полуостров Северного острова Новой Земли;

-мыс в Чукотском море;

-перевал и вершина в горах Памира;

-Институт физики Земли;

-ледокол;

-улицы и учебные заведения во многих городах Советского Союза.

5