20% территории России – это территории, лежащие к северу от Полярного круга. Именно здесь, на материковой части и шельфе, находятся основные запасы полезных ископаемых в виде крупных месторождений, которые уже открыты или известны в качестве прогнозных ресурсов. И это не только нефть и газ, как принято считать, но и уголь, медно-никелевые руды, олово, редкие металлы и редкоземельные элементы, золото, платиноиды, вольфрам, хром, титан и многое другое, что необходимо сегодня для эффективного развития промышленности и сложных технологий. Например, 97% российского олова находится в Арктике, особенно на шельфе, огромны прогнозные ресурсы свинца, цинка и серебра на Южном острове Новой Земли. А платиноиды, которые добываются в нашей Арктике, главным образом в Норильских месторождениях, – это обеспечение 20% мировой потребности в платине и 70% — в палладии. И такая тенденция в этой отрасли, по оценкам специалистов, будет сохраняться в течение ближайшего столетия.

Конечно, нефтегазовый потенциал Российской Арктики занимает особое место – его прогнозные ресурсы огромны. Эти запасы в будущем станут основой экономического развития не только России, но и всего мира, так как традиционные источники сырья постепенно истощаются.

Если взять за основу то, что по оценкам исследователей, 93% арктических углеводородов (при этом доля газа в структуре арктических запасов углеводородов достигает 78%), приходящихся на Арктику, сосредоточены в десятке крупных месторождений, и две трети из них находятся на российской территории, можно себе представить, как может возрасти в будущем значение российской Арктики в мировом ТЭК.

Сегодня можно наблюдать, как нефтегазовая промышленность продвигается на Север, далеко от уже имеющихся центров добычи. Перспектива добывать углеводороды в Арктике весьма привлекательна, если бы не одно «но»: себестоимость добычи здесь существенно выше, чем в традиционно разрабатывающихся месторождениях. Поэтому пока существует и постепенно развивается всего несколько таких проектов.

Углеводородные ресурсы по морским акваториям распределены так, что 67,98% в совокупности приходится на российский арктический шельф — на Карское море (40,35%) и российскую часть Баренцева моря (27,63%). Таким образом, 4 млн. кв. км континентального шельфа России – это мировая углеводородная кладовая будущего.
В Печорском море (акватория юго-восточной части Баренцева моря) на месторождении «Приразломное», на глубине 19-20 метров, в 2013 году была добыта первая арктическая нефть. В целом извлекаемые запасы «Приразломного» — 83,2 млн.тонн.

Крупнейшим газоконденсантным месторождением в Арктике, четвертым по величине за Полярным кругом, является Штокмановское месторождение, входящее также в число 25-ти самых больших месторождений в мире. Разведанные запасы Штокмановского месторождения составляют 3,9 млн. куб. м и около 56 млн. т газового конденсата. Месторождение определено как ресурсная база для поставок по газопроводу «Северный поток» в страны Западной Европы, а также для производства российского СПГ. Однако работа на месторождении осложнена рядом неблагоприятных факторов: глубиной моря до 340 м, высотой волн – до 27 м, годовым диапазоном температур от -50 до +33*C, а также наличием айсбергов весом до 4 млн. т.

Очень важным и перспективным регионом с точки зрения добычи нефти и газа является полуостров Ямал, где на суше и прилегающих акваториях уже открыто 32 месторождения с суммарными запасами 26,5 трлн. куб. м газа и 1,6 млрд. т нефти и конденсата. Наиболее крупным из них является Бованенковское газовое месторождение с проектным уровнем добычи газа 115 млрд. куб. м газа в год, а в перспективе до 140 млрд. куб. м в год.

Вполне вероятно, что существуют большие месторождения углеводородов и в северо-восточной части Арктики, однако в силу удаленности этого региона от центра он изучен существенно меньше.
Как бы то ни было, изучение Арктики, продвижение вглубь Арктики, освоение ее богатств для России и человечества в целом, абсолютно неизбежны.

Большие «углеводородные перспективы» России ставят перед ней не только вопрос о том, как правильно распорядиться имеющимися уже сейчас ресурсами и теми, что будут освоены в будущем. Говорить об использовании Арктики только как богатейшей кладовой неправильно и недальновидно. Арктика – настолько особый регион мира с экстремальными природно-климатическими условиями, с низким уровнем хозяйственного – очагового — освоения и, как следствие, удаленностью от промышленных центров и большой ресурсоемкостью хозяйственной деятельности, что для её устойчивого развития требуются нестандартные решения. Все сложности жизни и работы в Арктике отягощаются ещё и плохой устойчивостью экологических систем к антропогенному воздействию, а именно они в конечном итоге влияют на климат и определяют условия жизни на всей Земле.

Государственное регулирование в Арктике, при котором она рассматривалась бы как единая система хозяйствования, стало уже насущной потребностью, однако здесь надо понимать, что сегодня мало одного только грамотного хозяйственного подхода — необходим новый взгляд на Арктику как источник не только материального, но и духовного развития человека. В 21 веке и далее мы просто вынуждены будем искать нематериальные связи с Северным регионом, сберегая и восстанавливая природу, изучая и храня культурное наследие северных народов, обращаясь к истории освоения края, анализируя ее, сопоставляя с сегодняшним днем. Новое время Арктики потребует от человека нетривиальных подходов и, возможно, неожиданных решений. Это вызов, последствия которого пока не определены, но, во всяком случае, это также и шанс проявить должное уважение к природе, понимание устройства мироздания и способность создавать механизмы взаимодействия с соседями по планете. В будущем от отношения к Арктике будет зависеть жизнь самого человека.