Он родился в тихом провинциальном южном городке, совсем рядом с теплым морем, и не предполагал, что однажды судьба накрепко свяжет его с совсем другими краями, где зимы суровые, а полярные ночи долгие. Он просто хотел стать геологом, а сделал головокружительную карьеру полярного исследователя.

Рудольф Лазаревич Самойлович родился 1(13)сентября 1881 г. в Азове. Его отец возглавлял русско-греческую фирму, экспортировавшую хлеб за границу.Как и все дети этого социального слоя, он сначала учился в гимназии, а затем поступил в Одесский университет. Однако попав под надзор полиции за революционную деятельность, вынужден был покинуть гостеприимный город и отправился в Германию, чтобы все-таки завершить образование. В 1904 году Рудольф Самойлович закончил Королевскую горную академию (ту самую, в которой некогда учился М.В.Ломоносов), представив в качестве дипломной работы проект угольной шахты с замораживанием пород жидким воздухом. А в 1905 году молодой ученый возвратился в родной Азов и занялся революционной деятельностью. Если бы не она, неизвестно, стал ли бы Самойлович вообще заниматься Севером.

Его несколько раз арестовывали за пропаганду в войсках и среди крестьян. И, наконец, в августе 1908 года выслали в Пинегу Архангельской губернии исследовать геологию Пинежского края. Он даже опубликовал статью о пещерах Пинежского уезда. Через два года Самойловичу разрешили переехать в Архангельск, где он стал секретарем Общества по изучению русского Севера, ну и, конечно, секретарем Общества политических ссыльных. И именно там, в Архангельске, он познакомился со знаменитым Владимиром Александровичем Русановым, превосходным арктическим геологом. Русанов был одним из тех, кто считал, что Северный морской путь обязательно будет освоен.

Наверное, и особая красота тех мест и влияние так сильно увлеченного Севером Русанова, сделали из «северянина поневоле», каким был поначалу Самойлович, по-настоящему и навсегда влюбленного в этот край человека. С благословления Русанова Самойлович отправился в сентябре 1911 года в свою первую экспедицию на Шпицберген (архипелаг тогда еще никому не принадлежал), которая, правда, закончилась неудачей – шторм выбросил судно на норвежский берег. Через год снарядили еще одну экспедицию во главе с Русановым, которая после шести недель работы на Западном Шпицбергене разделилась: Самойлович и два его товарища возвратились на материк, а Русанов с десятью членами экспедиции ушли на восток и погибли. Результат экспедиции: открытие нескольких угольных месторождений и смерть 11 человек. Следы русановской экспедиции удалось обнаружить только в 1934 году на одном из островов у побережья Таймыра… После той экспедиции Рудольф Самойлович много раз возвращался на Шпицберген, открывая новые и новые угольные пласты. Словно дав клятву, посвятить всего себя Северу, он активно участвовал и был вдохновителем всех начинаний, связанных с научными исследованиями и разработкой месторождений.

В 1919 году была организована «Комиссия по изучению и использованию производительных сил Севера», а 4 марта 1920 года решением ВСНХ была организована Северная научно-промысловая экспедиция, главой которой стал Рудольф Самойлович. Спустя пять лет Экспедиция была преобразована в Институт по изучению Севера. За время директорства Самойловича (1925-1930 гг.) учеными института было сделано много открытий. В том числе месторождения апатитов на Кольском полуострове и Печорский угленосный бассейн. Начались систематические исследования Карского моря, берегов Новой Земли, Земли Франца-Иосифа, промысловых районов Баренцева моря.

Рудольф Самойлович не был просто директором, который руководит из кабинета — он во всем сам принимал участие. Ездил в экспедиции, в самые труднодоступные районы, работал как геолог. Так было в первой советской комплексной экспедиции на Новой Земле в 1921 году. Так было и в большой экспедиции 1925 года, которая занималась океанологическими, зоологическими и геологическими исследованиями в северных морях, и в экспедиции 1927 года, когда на шхуне «Зарница» Самойлович исследовал острова Баренца и побережье Новой Земли. Он был «работающим руководителем», поэтому нет ничего удивительного в том, что, когда надо было срочно спасать экипаж дирижабля «Италия», это поручили двум самым известным в то время полярникам: Рудольфу Самойловичу и Владимиру Визе – участнику экспедиции Седова к Северному полюсу. Это был исторический поход, и имя Рудольфа Самойловича получило заслуженную мировую известность.

Вылетевший в середине апреля 1928 года из Милана к Северному полюсу дирижабль «Италия» потерпел крушение уже на обратном пути. Спасать дирижабль вылетел Руал Амундсен, и это стало последним его путешествием. А в СССР срочно был создан специальный Комитет Осоавиахима, который направил к месту катастрофы ледокол и ледокольные пароходы с полярными летчиками. На ледоколе «Красин» плыли профессор Самойлович и летчик Чухновский, на ледокольном пароходе «Малыгин» — профессор Визе и летчик Бабушкин. Также в район катастрофы направились ледокольный пароход «Седов» и научно-исследовательское судно «Персей». 12 июля 1928 г. «Красин» подошел к лагерю потерпевших катастрофу – «Красной палатке», и жизни части участников экспедиции были спасены. За спасение экспедиции Нобиле профессор Самойлович был награжден Орденом Трудового Красного Знамени.

Эта экспедиция показала громадную роль авиации в будущих исследованиях Центральной Арктики и околополюсного пространства. Опыт, который приобрели все, кто участвовал в экспедиции, позволил им не теоретически, а уже практически говорить о том, что сочетание самолета и ледокола открывает новые, неизведанные возможности для работы в высоких широтах. И Самойлович писал об этом на протяжении всех последних десяти лет своей жизни.

В тридцатые годы почти каждый год Рудольф Самойлович возглавлял научные экспедиции в Северном Ледовитом океане, побывав практически во всех его морях. Нет, наверное, крупного арктического острова или архипелага, который бы он не посетил. А международная экспедиция на дирижабле «Граф Цеппелин», где он был научным руководителем, сделала очень интересные наблюдения и выводы – они до сих пор, как говорят ученые, представляют научную ценность.

Последняя, двадцать первая, экспедиция Самойловича закончилась вынужденной зимовкой во льдах. На ледокольных пароходах «Садко», «Седов» и «Малыгин» дрейфовало двести семнадцать человек. И возглавлял этот вынужденный дрейф опять Рудольф Лазаревич.

К столетию Самойловича в Азове были открыты мемориальная доска и мемориальный музей. На географической карте Арктики в честь Рудольфа Лазаревича Самойловича названы пролив и ледниковый купол на Земле Франца-Иосифа, бухта на Новой Земле, остров в архипелаге Северной Земли. В Антарктиде есть гора, мыс и полуостров, носящие его имя, правда в Антарктиде ему так и не удалось побывать.