Выступление руководителя Дирекции по стратегическим исследованиям в энергетике Аналитического центра при Правительстве РФ Александра Курдина На III Международной конференции «Арктика-2018» (Арктика: шельфовые проекты и устойчивое развитие региона)

1

Когда мы говорим о теме нашего круглого стола, о международном сотрудничестве, вызовах и возможностях, можно, если вывести за скобки реализацию крупных совместных нефтегазовых проектов, поговорить о перспективах обмена опытом в реализации совместных проектов повышения устойчивости развития регионов, обмена лучшими практиками.

Вызовом в данном контексте является то, существуют ли готовые арктические решения для устойчивого регионального развития и насколько они применимы для развития арктических регионов, насколько они тиражируемы. Естественной возможностью является перспектива реализации и тиражирования решений, если они присутствуют и достаточно успешны. Но арктические регионы разные, и сейчас я об этом скажу.

Еще один аспект. Когда мы говорим об обмене опытом, лучших практиках, совместных проектах, довольно часто у нас появляются две концепции: это концепция устойчивого развития и концепция энергетической безопасности.

2

Да, действительно, проводится целый ряд международных инициатив по повышению устойчивости экономического развития, однако, пожалуй, однозначного единства в понимании того, а что должно быть устойчивым развитием в Арктике, наверное, нет. В частности, я хотел бы обратиться к дилемме: вахтовый метод или заселение регионов. Можно ли говорить об устойчивом развитии региона в полном смысле этого слова, если там не живут люди. Наверное, можно, но при этом определенные аспекты устойчивого развития – социальные аспекты – они должны формулироваться совершенно иначе, потому что понятно, что если у вас люди приехали и уехали, то заинтересованность их в том, чтобы в этом регионе всё было хорошо, она, видимо, будет несколько ниже. Здесь есть определенная дилемма, которая не решена ни здесь, ни в значительной степени за рубежом. Есть разные ответы.
Второй вопрос: энергетическая безопасность. Энергетическая безопасность постулируется как одна из основ освоения Арктики. С другой стороны, мы говорим об энергетической безопасности для нас, для всех, кто живет за пределами Арктической зоны, но надо иметь в виду энергобезопасность и самой Арктики тоже. Потому что не попасть бы в такую ситуацию, как, извините, в тропической Африке, когда они экспортируют довольно много энергоресурсов, а при этом сама энергообеспеченность этого региона довольно слабая. Если возвращаться к конкретным проблемам, которые есть в разных регионах, и конкретным решениям, я здесь подготовил таблицу на основе исследований ОЭСР уровня благосостояния в разных регионах. (ОЭСР – Организация экономического сотрудничества и развития, Organization for Economic Co-operation and Development, OECD –  международная экономическая организация развитых стран, признающих принципы представительной демократии и свободной рыночной экономики — прим.ред.).

По всем провинциям, всем регионам, всем субъектам членов ОЭСР делает рейтинговую оценку по разным показателям благосостояния – от образования до характеристик удовлетворенности жизнью, экологии, доступа к связи и т.д.

3

Из этой огромной таблицы я отобрал те регионы, которые лежат в Арктике или тесно примыкают к Северному полярному кругу. Я исходил из определений, связанных с Северным полярным кругом. Если посмотреть на эту таблицу, зеленым цветом обозначены рейтинговые оценки от 8 до 10, то есть всё хорошо, красным – то, что ниже 5-ти, ниже среднего уровня. И для сравнения – такие города как Вена и Нью-Йорк, где всё должно быть в порядке. Обращает на себя внимание то, что на сегодняшний день по уровню экологии всё более-менее в порядке. Доступ даже к услугам связи довольно хорош, но есть и проблемы, которые характерны для многих регионов Арктической зоны. И, конечно, уровень дохода – эта проблема не решена. Общий уровень жизни можно характеризовать показателем жилищных условий, показателем здоровья. Здоровье здесь оценивалось на основе показателя продолжительности жизни, уровня смертности.

Есть проблемы, которые не решены даже в арктических регионах развитых стран, и готовых решений здесь, наверное, нет. Это заставляет сформулировать следующий вызов: да, пока, допустим, с экологической точки зрения, всё более-менее в порядке. Но, очевидно, что для того чтобы повысить качество жизни в регионе, нужны дополнительные экономические стимулы для повышения уровня дохода и, очевидно, нужно развивать жилищные условия, в том числе обеспечивать энергосбережение, потому что на Севере это очень важно. Вот здесь перечислены показатели наиболее благоприятные и неблагоприятные для арктических регионов в странах ОЭСР.

Соответственно здесь у нас возникает вопрос: наверное, мы можем выбирать между различными стратегиями развития арктических регионов на основе этих данных. Ведь для того, чтобы повышать экономические стимулы, для повышения благосостояния, экономического развития арктических регионов нам потребуется, возможно, вести более активную экономическую деятельность и нам потребуется трансформировать арктические регионы так, чтобы люди там могли жить и жить вполне благополучно. Другая альтернатива, альтернатива, которая реализуется в рамках многих международных проектов, связана с тем, что можно попытаться сохранять то, что есть, прибегая к стратегии консервации. Я привожу пример еще из одной работы, работы Шмидта 2015 года.

4

Опять же арктические регионы на основе других данных были разделены на три кластера. Первый кластер – там оказались те регионы, в которых низкая плотность населения, низкая занятость в промышленности, высокая безработица, то есть регионы, в которых преимущественно реализуется стратегия, скажем так, «натурального хозяйства». Мы говорим, это стратегия консервации. Третий кластер – там наоборот низкая безработица, относительно высокий уровень дохода, участие в рабочей силе. И это стратегия трансформации, вхождения арктических регионов в экономическую систему развитой страны. Российские регионы – это второй кластер. Там есть большие проблемы с уровнем дохода, достаточно активная эмиграция из региона, относительно невысокий уровень занятости в секторе услуг, довольно высокий уровень занятости в промышленности. Соответственно возникает такая проблема, что на сегодняшний день у нас в арктических регионах есть проблема с экономическими стимулами, энергобезопасностью. С другой стороны, уже довольно активно в регионах развивается промышленность, соответственно, уже есть определенный прессинг на природу, и возникает вопрос, можно ли в дальнейшем его наращивать. Таким образом, перед российскими регионами также стоит выбор между двумя стратегиями. Но условия совершенно особенные. И поэтому вопросы применения зарубежного опыта, конечно, очень актуальны, но возникает вопрос, насколько мы похожи на иностранцев для тиражирования этого самого опыта. Хотел бы также отметить, что этот вызов, выбор между двумя стратегиями, актуален для всех стран Арктики.