15 июня 2017 года состоялась «Прямая линия с Владимиром Путиным» — ежегодная телевизионная передача, в которой президент страны отвечает на вопросы россиян в прямом эфире. В этот раз на прямую линию поступило почти два миллиона вопросов, и некоторые из них касались проблем Арктики и будущего Арктического региона.

Вопрос Ю.Рыжова, одного из старейших работников «Балтийского завода», где сейчас достраивается новый атомный ледокол «Арктика», который станет преемником одноименного легендарного советского ледокола, первым из надводных кораблей в 70-е годы прошлого  века достигшего Северного полюса:

«Какова дальнейшая судьба «Балтийского завода», как просматривается будущее «Балтийского завода» в связи и сообразно планам Правительства в освоении арктического шельфа и арктических проектов. Как будет учитываться в дальнейшем огромный уникальный опыт «Балтийского завода»  в строительстве атомных судов и каковы планы модернизации и дальнейшего развития завода?»

01

 

В.В.Путин: «Балтийский завод» – один из флагманов нашего судостроения. Вы сами сейчас сказали об истории завода. Я знаю, в каком сложном положении завод находился и в 90-х годах, и в начале   2000-х. Когда я работал в Петербурге, мы старались завод поддержать, заказы сохранить тогда. Кстати говоря, и для флота это было полезно, и для завода, и завод сохранили. Вот эти неуклюжие попытки приватизировать, они, слава богу, в прошлом. Я имею в виду именно неуклюжие, жульнические варианты.  Сегодня ОСК развивается, судостроительная корпорация, и завод развивается и будет развиваться. Сейчас мы видели вас на фоне атомного ледокола «Арктика» нового.

02

У нас запланировано четыре таких судна, вы, наверное, знаете об этом. Первый из них – «Арктика», потом «Сибирь», «Урал». Все они большой мощности — 60 мегаватт. Потом к 25-му году должен появиться еще один ледокол совершенно  другого  класса, гораздо более мощный, в два раза более мощный, чем те, о которых я сказал, и тот, который вы сейчас заканчиваете строительством – 120 мегаватт. Если эти колют лёд до трёх метров толщиной, для лидера это будет вообще без ограничений, любой лёд может расколоть. Это всё новейшие технологии, и балтийцы их осваивают, осваивают очень быстро на основе своего опыта и тех возможностей, которые предоставляют сегодняшние технологические разработки. Поэтому, ну что можно сказать, средства у нас предусмотрены в бюджетах. Там есть, конечно, более отдаленные перспективы с этим лидером пока, может быть, по финансированию  не все понятно, но я уверен, что мы и это сделаем.

Хочу обратить внимание, что таких ледоколов, атомных ледоколов, в мире до сих пор нигде нет. В России есть, потому что нам надо осваивать Арктику, о которой вы сказали, нужно там закрепляться, и мы будем это делать, и в этом смысле работы хватит, уверен, что коллектив не только сохранится, но и будет развиваться. Хочу пожелать вам успеха».

Вопрос зрителя с сайта программы: «Что мы так зацепились за Арктику, ведь лет двадцать о ней никто не вспоминал, а сегодня на параде Победы показывают даже части Арктических войск, огромные деньги направляются туда, для чего это делается?»

В.В.Путин: «Я, в принципе, уже начал об этом говорить. Что можно добавить? Арктика — важнейший регион, который будет обеспечивать будущее нашей России. И вот когда-то Ломоносов сказал, что Сибирью будет Россия прирастать. Можно с уверенностью сказать, что мощь и возможности России будут прирастать Арктикой, Арктическим регионом.

12312

Ну вот, к 2050 году, я как-то вот недавно на совещании, будучи в Арктике, говорил об этом, к 2050 году примерно 30 процентов всех углеводородов будут добываться  Арктике. Уже сейчас там осуществляются крупнейшие наши проекты. Вот «Новатэк» строит целый завод в Арктической зоне, целый город построил, аэродром, порт. Значит, добычу там начали уже в Арктической зоне, уже началась добыча. Поэтому вот с экономической точки зрения чрезвычайно важно, если климат будет меняться и иметь такие тенденции, ну, несмотря на холодину сегодня в Москве, но тенденция будет сохраняться к глобальному потеплению, то это значит, что период навигации  Арктической  зоне будет увеличен, а это, в свою очередь, означает, что Северный морской путь будет использоваться гораздо интенсивнее, чем сейчас, время прохождения судов будет уже не полтора-два месяца, а четыре-пять. И к этому региону уже проявляют активный интерес даже так называемые нерегиональные державы. И это хорошо. Мы готовы с ними сотрудничать, но мы должны обеспечить свой приоритет. Вот я был недавно на Земле Франца-Иосифа, и мне те люди, которые там работают, рассказывали. Там много туристов приезжает, в том числе из иностранных государств, и некоторые гиды уже вслух говорили  тем, кого они сопровождали: «Вот эти острова раньше принадлежали Советскому Союзу». Это должно нас насторожить. Это наша территория.

04

Поэтому нам нужно обеспечить, точно совершенно, использование этих маршрутов, хозяйственную деятельность на этих территориях, обеспечить свой суверенитет над этими территориями. Ну давайте не будем забывать и о чисто военной стороне дела: с точки зрения обеспечения обороноспособности страны – это чрезвычайно важный регион. Не хочется здесь ничего нагнетать, но специалисты знают, что, допустим, американские атомные подводные лодки дежурят на севере Норвегии. Подлётное время ракет – пятнадцать минут до Москвы. Мы должны понимать, что там происходит, видеть, что там происходит, мы должны этот берег защитить соответствующим образом, пограничную охрану обеспечить. И там, кроме всего прочего, с точки зрения стратегических вооружений, там трасса проходит — как раз над Северным полюсом — возможного, не дай бог, думаю, до этого не дойдет, но просто мы должны знать – трассы пролетов ракет наземного базирования, находящихся на территории Соединенных Штатов. Это всё, это  всё мы знаем, но мы должны обеспечить в том числе и систему СПРН, систему контроля за пусками ракет. Это всё Арктика, это всё Арктика. И поэтому мы не занимались этим не потому, что это было неважно, а потому, что не могли. Бросили это, как, к сожалению, очень многое, жизненно важное для нашей страны другое. Теперь мы к этому вернулись, надеюсь, навсегда».

44211